Заказы через В2В профиль со скидкой 5%
Зарегистрируйтесь в личном кабинете и совершайте покупки
«Ты даже не представляешь, что тебя ждёт»: жизнь с диабетом 1-го типа

«Ты даже не представляешь, что тебя ждёт»: жизнь с диабетом 1-го типа

1549
«Ты даже не представляешь, что тебя ждёт»: жизнь с диабетом 1-го типа

После того как наша рубрика о расстройствах пищевого поведения подошла к своему логическому завершению, мы задумались. Прекращать говорить о важном через личное не хотелось. Тем более что ваши отзывы дали понять: это правда помогает.

Подумали немного, обменялись идеями и решили, что и дальше будем поднимать вопросы особенностей питания людей, столкнувшихся с различными заболеваниями. Начиная с сегодняшнего материала, который мы посвятили диабету.

Мы пообщались с Маргаритой Горчаковой, живущей с диабетом 1-го типа уже половину своей жизни (сейчас девушке 28, заболела она в 14), которая рассказала свою историю и поделилась личными переживаниями. А наш диетолог-нутрициолог Наталья Нефёдова объяснила, что это за заболевание и в чём его особенность.

Что такое диабет

Наталья Нефёдова
Диетолог-нутрициолог ВкусВилла

Диабет 1-го типа, когда-то известный как детский/юношеский диабет или инсулинозависимый, является хроническим заболеванием. В этом состоянии поджелудочная железа вырабатывает мало инсулина — гормона, который организм использует для транспортировки сахара в клетки и производства энергии — или вообще не производит его.

Различные факторы, такие как генетика и некоторые вирусы, могут вызывать диабет 1-го типа. Обычно он появляется в детстве или в подростковом возрасте, но может развиться и у взрослых.

На сегодняшний день диабет 1-го типа неизлечим, и всё лечение направляется на регулирование количества сахара в крови с помощью инсулина, диеты и образа жизни для предотвращения осложнений.

Диабет 2-го типа — это нарушение того, как организм регулирует и использует сахар (глюкозу) в качестве топлива. Это длительное (хроническое) состояние приводит к тому, что в кровотоке циркулирует слишком много сахара. А высокий уровень сахара в крови может привести к нарушениям кровообращения, нервной и иммунной систем.

При диабете 2-го типа могут быть две ситуации:

  1. клетки плохо реагируют на инсулин и потребляют меньше сахара,
  2. клетки плохо реагируют на инсулин и потребляют меньше сахара, а поджелудочная железа не вырабатывает достаточного количества инсулина — гормона, который позволяет сахару попасть в клетки.

Диабет 2-го типа раньше называли диабетом взрослых, но теперь мы знаем, что диабет 1-го и 2-го типа может начаться как в детстве, так и во взрослом возрасте. Второй тип чаще встречается у взрослых или пожилых людей, но увеличение числа детей с ожирением привело к увеличению случаев диабета 2-го типа у детей и подростков.

Нет лекарства от диабета 2-го типа, но похудение, правильное питание и физические упражнения могут помочь справиться с болезнью. Если диеты и физических упражнений недостаточно для контроля уровня сахара в крови, также могут потребоваться лекарства «от диабета» (метформин) или инсулинотерапия.

Разница между двумя типами диабета заключается в следующем:

Если при менее распространённом диабете 1-го типа иммунная система ошибочно уничтожает бета-клетки, оставляя организм практически без инсулина, то при диабете 2-го типа этот процесс немного другой — не аутоиммунный. Вместо того чтобы перемещаться в ваши клетки, сахар накапливается в кровотоке. По мере повышения уровня сахара в крови бета-клетки поджелудочной железы, вырабатывающие инсулин, выделяют больше инсулина. В конце концов они становятся повреждёнными и не могут вырабатывать достаточное количество инсулина для удовлетворения потребностей организма.

Симптомы диабета

Симптомы диабета 1-го типа могут появиться внезапно и включать:

  • чувство жажды большее, чем обычно,
  • частое мочеиспускание,
  • ночное недержание мочи у детей, которые никогда не мочились в постель ночью,
  • чувство постоянного голода,
  • необъяснимую потерю веса,
  • раздражительность или другие изменения настроения,
  • усталость и слабость,
  • нечёткое зрение.

Чем опасен диабет

Со временем осложнения диабета 1-го типа могут поражать основные органы тела: сердце, кровеносные сосуды, нервы, глаза и почки. Именно поэтому так важно не только вовремя диагностировать заболевание, но и оперативно начать правильное лечение. Нормальный уровень сахара в крови может снизить риск многих осложнений.

Осложнения диабета могут привести к инвалидности или даже угрожать жизни.

  • ССЗ. Диабет увеличивает риск возникновения некоторых проблем с сердцем и сосудами. К ним относятся ишемическая болезнь сердца с болью в груди (стенокардия), сердечный приступ (инфаркт), инсульт, сужение артерий из-за бляшек (атеросклероз) и высокое кровяное давление.
  • Поражение нервов (нейропатия). Избыток сахара в крови на постоянной основе может повредить стенки крошечных кровеносных сосудов (капилляров), питающих нервы. Особенно это касается ног. Это может вызвать покалывание, онемение, жжение или боль, которые сначала чувствуются на кончиках пальцев, а затем распространяются вверх. Плохой контроль уровня сахара в крови может привести к тому, что со временем вы потеряете чувствительность в поражённых конечностях.
  • Повреждение нервов, влияющих на пищеварительную систему, может вызвать тошноту, рвоту, диарею или запор. У мужчин может возникнуть эректильная дисфункция.
  • Поражение почек (нефропатия). В почках есть миллионы крошечных кровеносных сосудов, которые препятствуют попаданию «отходов» в кровь, словно фильтр. Диабет способен повредить эту систему, что, в свою очередь, может привести к почечной недостаточности или терминальной стадии болезни почек, которую нельзя вылечить. Терминальную стадию заболевания почек необходимо лечить с помощью механической фильтрации почек (диализа) или трансплантации почки.
  • Поражение глаз. Диабет может повредить кровеносные сосуды сетчатки (часть глаза, воспринимающая свет), став причиной диабетической ретинопатии. Это может вызвать слепоту. Диабет также увеличивает риск других серьёзных заболеваний зрения, таких как катаракта и глаукома.
  • Повреждение стоп. Повреждение нервов в стопах или плохой приток крови к стопам — серьёзная проблема. С ними при отсутствии лечения порезы и волдыри могут перейти в сложные инфекции, для борьбы с которыми может потребоваться удаление пальцев ноги, стопы или голени (ампутация).
  • Состояние кожи и полости рта. Диабет может сделать вас более склонными к инфекциям кожи и полости рта — бактериальным и грибковым. Заболевания дёсен и сухость во рту также более вероятны.
  • Осложнения беременности. Высокий уровень сахара в крови может быть опасен как для матери, так и для ребёнка. Риск выкидыша, мертворождения и врождённых дефектов увеличивается, когда диабет плохо контролируется. Для матери диабет увеличивает риск диабетического кетоацидоза, диабетических проблем со зрением (ретинопатии), высокого кровяного давления, вызванного беременностью, и преэклампсии.
  • Деменция. Диабет (особенно 2-го типа, потому что может долго не диагностироваться), по-видимому, увеличивает риск болезни Альцгеймера и других расстройств, вызывающих деменцию. Плохой контроль уровня сахара в крови связан с более быстрым ухудшением памяти и других навыков мышления.

Причина и факторы развития болезни

Точная причина диабета 1-го типа неизвестна. Обычно собственная иммунная система организма, которая борется с вредными бактериями и вирусами, разрушает инсулин-продуцирующие (островковые) клетки поджелудочной железы. Другие возможные причины включают в себя:

  • генетику,
  • воздействие вирусов и других факторов окружающей среды.

К факторам, которые могут повысить риск развития диабета 1-го типа, относятся:

  • Семья. Любой, у кого есть родитель или брат/сестра с диабетом 1-го типа, имеет несколько более высокий риск развития заболевания.
  • Генетика. Наличие определённых генов увеличивает риск развития диабета 1-го типа.
  • География. Число людей, страдающих диабетом 1-го типа, увеличивается по мере удаления от экватора.
  • Возраст. Диабет 1-го типа может появиться в любом возрасте, но он проявляется в два заметных пика. Первый приходится на возраст от 4 до 7 лет, второй — на период с 10 до 14 лет.

Как предотвратить диабет 1-го типа

К сожалению, не существует способа предотвратить диабет 1 типа. Но наука работает над этим, а также над возможностью хотя бы предотвратить дальнейшее повреждение островковых клеток у людей с недавно диагностированным заболеванием.

История Маргариты Горчаковой

«Мне повезло», или Как всё начиналось

«В какой-то момент я стала чувствовать постоянную жажду. Очень часто бегала в туалет, вода как будто вся проходила сквозь меня. Постоянно были слабость, сонливость, заторможенность и очень сильный аппетит. Это продолжалось довольно долго — месяца 3, кажется. Я заканчивала восьмой класс. Но происходящего не осознавала.

Однажды бабушка взяла меня на работу, где мне измерили сахар. По-моему, тогда анализ показал 16, притом что у здоровых людей норма сахара — это не более, наверное, 7 или 7,5. То есть у меня было в два раза выше нормы. Но мне очень повезло.

Почему? Потому что бабушка и дедушка врачи, и они стали присматриваться ко мне — к поведению, к не очень адекватным потребностям. Потому что многие дети, да и взрослые, приезжают в больницу уже в состоянии комы. Когда у них очень долго держится высокий сахар, но никто и не подозревает, что есть какая-то проблема. Симптомы, которые я перечислила, списывают на другие бытовые вещи. «Ну хочется пить — и пусть пьёт. Хочется есть — пусть ест. Это же ребёнок, растущий организм». Бывает, люди не придают этому значения.

Очень запомнился момент, когда бабушка увидела мой анализ и начала плакать. Я пыталась успокоить, говорила: «Бабушка, ну что страшного в этом, что страшного в этом анализе дурацком?» А она ответила: «Ты даже не представляешь, что тебя ждёт».

Конечно, бабушка оказалась права. Тогда я абсолютно не понимала, сколько всяких «интересных», не очень положительных историй будет происходить, как сложно будет иногда психологически справляться. В общем, это был такой переломный момент в жизни, который поделил её на «до» и «после».

Я попала в детскую больницу, где учили пользоваться шприц-ручками, рассчитывать дозы инсулина, мерить сахар… Пришлось быстро повзрослеть, потому что в моих руках оказалось очень много ответственности за собственную жизнь».

Маргарита Горчакова
Героиня статьи

Постоянный контроль и печальные перспективы

«Диабет — это про постоянный контроль. Ты должен следить за тем, какой у тебя сахар, внимательно относиться к тому, что ешь. Речь не столько о строгой диете, сколько о контроле и подсчётах: нужно учитывать количество съеденных углеводов и рассчитывать дозу инсулина так, чтобы сахар не очень сильно вырос или не слишком сильно упал. И в этом, наверное, вся боль и сложность жизни с диабетом: человеческий организм ведёт себя не всегда предсказуемо.

Я очень часто слышала от врачей, что диабет — «это же так логично: просто села, взвесила еду или примерно прикинула, на пачке посмотрела, сколько углеводов, подсчитала всё и подкололась». Это, конечно, с одной стороны правильно, но далеко не вся картина. На сахар влияют миллион факторов — например, физическая активность и менструальный цикл; об этом врачи, конечно, предупреждают. Но иногда мне кажется, что сахар начинает вдруг меняться из-за приливов-отливов, полнолуния, ретроградного Меркурия и вообще всего что угодно. Ты можешь есть одно и то же, колоться одинаково каждый день, но при этом сахар у тебя одинаковый, прям тютелька-в-тютельку, всё равно не будет.

Наверное, важно рассказать подробнее про врачей. Недавно я начала плотно работать с психологом и вспоминать ситуации, через которые пришлось проходить в поликлиниках и больницах. На первой сессии расплакалась, хотя раньше казалось, что за столько лет уже научилась принимать себя и болезнь.

Дело в том, что у меня не всегда получалось хорошо следить за сахаром, бывали ситуации, когда он сильно падал. Однажды меня увезли на скорой с падающим сахаром, то есть с гипогликемией. После этого боялась колоться — были, скажем так, некоторые психологически тяжёлые последствия. При этом приходила в поликлинику к врачу, приносила дневник сахаров, где были скачущие показатели: то высокие, то низкие. Но преимущественно высокие.

В итоге часто выслушивала, что я безответственная и не думаю о будущем. Мне начинали расписывать печальную картину, что со мной будет, если я продолжу держать высокий сахар: не смогу нормально работать и выносить ребёнка, лишусь рук-ног из-за гангрены, ослепну, у меня откажут почки.

Как-то раз услышала и такое: «Вообще-то нужно сидеть дома, взвешивать еду на весах, а не ходить на работу в офис, нужно работать удалённо (а это было ещё задолго до пандемии). Вам нужно дома сидеть с весами в обнимку». На аргумент, что я вообще-то хочу ходить в офис и жить активной жизнью, услышала: «Не знаю, зачем вам ходить в офис. Таким, как вы, нужно дома сидеть». Конечно, не все врачи такие, попадались и более деликатные, мягкие. Но страх получить очередной выговор при походе в поликлинику сопровождал годами и есть до сих пор.

Даже был момент, что поругалась с врачом в очередной из таких эпизодов и убежала с приёма. Потом года три вообще не ходила в поликлинику, за свои деньги покупала инсулин в аптеке, настолько был велик страх пойти к врачу.

Сейчас понимаю, что врачи использовали свои способы замотивировать, но со мной это абсолютно не работало. Наоборот, все эти сцены с печальными перспективами привели к тому, что я стала вообще отрицать и игнорировать заболевание и своё состояние. Очень было нужно, чтобы кто-то принял меня такой, хоть я и не справлялась.

Перелом в этой парадигме случился, когда попала в больницу в девятнадцатом году. То есть это было относительно недавно, 3 года назад. Попала не совсем напрямую из-за диабета или из-за сахаров, у меня было сильное отравление и интоксикация. Но все процессы в организме всё равно завязываются с диабетом, поэтому часто бывает, например, что диабетики тяжелее переживают отравления, обезвоживания, какие-то такие вещи.

Когда уже вышла из реанимации, нужно было поправить сахар. Меня наблюдала врач-эндокринолог, показавшая мне абсолютно новый стиль общения. Она сказала, что не будет ограничивать в питании и не станет постоянно за мной следить. Попросила просто записывать подробно всё, что ем, все продукты с указанием времени и количества инсулина, который я решила себе подколоть, а также причину этого. Она приходила каждый день, и мы обсуждали, почему и как я себя сама терапировала.

Я столкнулась с врачом, которая сказала: «Ты можешь есть всё, что тебе приносят, что в общем столе содержится, в общей диете, просто, пожалуйста, контролируй. Подробно, детализировано мне всё рассказывай». Я такая: «Вау, а так можно было?» Получается, прошло 11 лет, прежде чем поняла, что проблема, возможно, не в том, что я безответственная (за что себя годами корила), а в том, что не хватало помощи, не хватало внимания к моему состоянию.

Это отношение было абсолютно потрясающим. До этого я лежала в разных больницах почти каждый год, и ещё лет 8-10 назад часто получалось так, что там кормили капустой с капустой и постоянно говорили: «У диабетиков свой стол, диета низкоуглеводная — значит, нельзя белый хлеб, только чёрный. У вас сегодня на обед –— суп из капусты, на второе — котлеты из капусты, а на третье — компот из капусты». При этом в процедурном кабинете до обеда заранее подкололи, и ты сидишь, смотришь на эту капусту и понимаешь, что сейчас будет падать сахар. Потому что вкололи дозу инсулина, несоразмерную количеству углеводов, которые принесли. В итоге бывало, что я жила в больницах, закупаясь чокопаями и соками, и просто догонялась в палате, чтобы не упасть в обморок.

Похоже, что в больницах когда-то давно сложилась практика не разделять диабетиков по типам в плане диеты, а ведь это довольно важно. Диабетики 2-го типа зачастую должны соблюдать диету, обычно они не пользуются инсулином, а принимают таблетки, которые помогают организму либо лучше воспринимать собственный инсулин, либо снижать сахар. Но всё равно, если человек со вторым типом будет сильно злоупотреблять углеводами, эффекта от таблеток может не хватить, поэтому обычно диабетиков 2-го типа кормят низкоуглеводным питанием.

Что же касается первого типа, здесь можно немного расслабиться. В том плане, что выбор питания шире, но нужно понимать и строго следить, какие углеводы принимаешь и в каком количестве. Если это быстрые углеводы, надо заранее подколоться, если более длинные — подколоться чуть-чуть попозже. Если схомячил больше, чем нужно, или выпил алкоголь, это тоже нужно обязательно учитывать в дозировке. У нас есть свобода самостоятельного выбора дозировки, поэтому в принципе больше свободы выбора и питания».

Мобильное приложение
Скачайте приложение ВкусВилл, чтобы заказывать продукты онлайн, следить за акциями и не только

«Всё было не очень нормально»: психологическая сторона болезни

«В девятнадцатом году впервые задумалась о том, что мой скачущий сахар может быть ещё и проблемой психологического характера. Начала капитально заниматься своим здоровьем во всех аспектах. Сначала легла в больницу, в институт эндокринологии, где мне поставили инсулиновую помпу.

Помпа намного удобнее, в том числе с психологической точки зрения, потому что позволяет подкалываться маленькими дозами. До этого я пользовалась шприц-ручками, у которых был минимальный шаг — одна единица, то есть меньше одной единицы подколоть не могла. С помпой же, если ты сомневаешься, можешь подколоть 0,5, например, а потом ещё 0,5, если ты передумал, а потом ещё. При этом не нужно постоянно делать себе новый укол. В итоге спокойнее реагируешь, ведь имеешь более тонкий и точный подход.

После отправилась в этот же институт эндокринологии к психиатру. Это такой, наверное, сейчас довольно резкий переход, что вроде бы всё было нормально – и вдруг я у психиатра. На самом деле, всё было не очень нормально. Я поняла, что у меня часто бывает высокий сахар, потому что начинаю панически бояться его падения.

Боясь, что будет падать сахар, я часто специально подкалывалась поменьше, чтобы сахар был повыше и мне было спокойнее. Долгие годы врачи мне говорили, что поступаю безответственно, я постоянно ссорилась из-за сахаров с родными. А тут пришла к выводу, что проблема не в легкомысленном поведении: у меня явное расстройство. Когда сахар падал, начались панические атаки, а из-за того, что я всё время думала о сахаре, в какой-то момент начала наступать апатия. Не хотелось вообще ничего делать, из последних сил заставляла себя работать. Тогда до меня наконец-то дошло, что не все вещи мы можем контролировать, и проблемы с психикой — это такие же заболевания, как и заболевания любых прочих органов нашего тела. И к этому нужно относиться с внимательностью.

Я отправилась к психиатру, описала ей, что со мной происходит. Психиатр как раз тематический, можно сказать, она изучала расстройства у диабетиков. Когда я с ней говорила, она будто бы слышала вещи, которые ожидала услышать. Мне поставили тревожно-депрессивное расстройство. Тревожное, собственно, из-за моей фиксации на сахаре и на питании, которая связана непосредственно с повышением и понижением сахара. Депрессивное — как следствие бесконечной тревоги, которая просто высосала из меня все силы и вызвала апатию.

Целый год просидела на антидепрессантах, но у меня не было разговорных сессий. Прошли панические атаки, но, если честно, сильно ситуация не выправилась. То есть не наступило такого, что я расслабилась и перестала фиксироваться постоянно на сахаре и на питании. В какой-то момент почувствовала, что антидепрессанты дают довольно сильные побочки: постоянно хотелось спать, я несколько месяцев буквально провела в состоянии полусна. Несмотря на то, что мы меняли терапию и препараты, к сожалению, побочки не уходили.

В начале 21-го года я бросила пить антидепрессанты, но постаралась помягче, не резко. Где-то в течение месяца самостоятельно снижала дозы, и вроде бы это сработало — не было отката ни физического, ни психического. Да, панические атаки ушли, я перестала прощаться с жизнью каждый раз, когда у меня сахар падает, но всё равно проблема глобально осталась не решённой. На какое-то время я просто смирилась, наверное, и решила подождать.

Несколько месяцев назад решила снова вернуться к этому вопросу. Стала заниматься с довольно сильным психологом: прорабатываем травмы, которые в прошлом были завязаны на том, что у меня падал сахар. Мы стали корректировать фиксацию на этих мыслях.

Сейчас как раз нахожусь в активной стадии этого процесса. Ещё до конца далеко, но рада, что я этим вообще начала заниматься, потому что, наверное, лучше поздно, чем никогда. 11 лет я пыталась отогнать от себя мысль, что в принципе больна, теперь же третий год работаю над принятием.

Мне бы очень хотелось донести до других, что любое хроническое, тяжёлое заболевание обязательно влияет на психологический фон. Не нужно думать, что эти проблемы никому не знакомы, не важны, что всё происходит из-за неумения контролировать свою жизнь и брать за неё ответственность. Это не совсем так или это на 100% вообще не так. Я сама, на своём опыте, столкнулась с тем, что мне хотелось максимально отрицать наличие заболевания, потому что всё, связанное с ним, вызывало негативные эмоции и боль. Речи врачей, беспокойство родных, ругань и страхи…

Очень долго для меня всё выглядело так, будто диабет — это клеймо, абсолютно невыносимая ноша, из-за которой я весь мир ненавижу, а весь мир ненавидит меня. Все на меня ругаются, а я не могу понять, за что и почему, и никто не может помочь.

Поэтому пытаюсь почаще писать какие-нибудь «мотивашки» в социальных сетях, ставить хэштеги, чтобы другие люди, которые болеют, меня тоже увидели. Чтобы прочли, что всё, что с ними происходит, что они чувствуют, теряя контроль или не в силах соблюдать здоровый график сахара, — это нормально. Это бывает у всех и нужно научиться себя принимать. Я сама ещё до конца не приняла себя и заболевание, но я на пути к этому».

Еще интересно
22 ноября 10:55
Состояние — бессонница: что делать и как уснуть
908
2
18 ноября 10:39
Как приготовить онигири дома: пошаговый рецепт с видео
2674
2
10 ноября 12:34
В каких продуктах содержится холестерин и нужно ли его избегать
312
2